Е.А.Расторгуев о Городце

 
Евгений  Расторгуев о Городце

Городецкий дом моей бабушки  - Анны Спиридоновны Хорошеньковой – смотрел тремя белыми наличниками на Церемоново болото.  Улица казалась бархатной от зелени травы, а ржавые дорожки, как лапки паука, цеплялись за каждое крыльцо. Над домом клубился, подпирая небо, такой громадный вяз, что его ветви накрывали и дом, и сарай, и часть сада. А в болотных отражениях водились караси.

Как убрать пелену этих лет, застилающих те тончайшие радужные переливы красок, промытых Волжскими ветрами, идущими с лугов из-за Волги?

Восстановить те цветные стёкла «туманных картин» « Волшебного фонаря» нашего детства?

Городок наш небольшой, расположился на высоких  угорах средней Волги. Места эти связаны с русской историей, с Великим князем Александром Невским.

…нас, мальчишек, больше привлекают его пёстрые базары и ярмарки, да русалки и львы на его фантастических домах. А приметы тех лет очень пёстрые и странные: тут и попрыгунчики, которые всех пугают, «вера» в чёрта и кикимор и ходящие по дворам шарманщики, поводыри медведей. А то и борцы-бахвалы на подмостках, вызывающие из толпы грузчиков здоровяков, чтобы померяться силами.

Где-то проходят крёстные ходы с золотом хоругвей и переливами красок – и Первомай с яркими и броскими пятнами кумачей и кружением над нами первых в наших местах аэропланов.

Около отливающих серо-фиолетовым дощатых заборов, голубые и серебряные заросли лопухов , крапивы и Иван-чая, а вечерами- духовые оркестры над Волгой, на танцплощадках, с блеском медных бликов на раскрасневшихся лицах.

Милая Родина моего детства!


… В снах и грёзах время не властно над нами. В них мы остаёмся теми же мальчишками из детства, и все наши воспоминания о нём потому и хороши, что это пора счастливых открытий, безудержной свободы и распахнутости души своей – искренняя и богатая пора радостей и первых страданий.

Только на этой почве родного дома может вырасти всё дальнейшее творчество….

Мы только листья. Корни- народное искусство.

Голубые глаза детства, не смотрите на меня с укором. Это ветер времени рвёт из рук моих пожелтевшие странички воспоминаний и уносит их в неизвестную даль, в тот мираж не существующий, но дорогой мне.

Остаются случайные приметы, словно засушенные лепестки среди печатного текста. Среди тревожных ночных снов в перевёрнутом бинокле жизни, что-то полуреальное  чудится мне, складывается в звуки и манит к себе.


Хорошо бы Вам посмотреть поближе и попристальней на эти места, связанные с Короленко и Мельниковым-Печерским. Недалеко время, когда всё это уйдёт под « Авеню» и «Асфальты», как прошлый Град-Китеж под воду озера Светлояр.

Сейчас же древнее солнце, точно играя, обходит все изъяны, нанесённые людьми, высвечивая только хорошее, что шло от тех «чудаков», которые хотели будущим поколениям передать свои фантазии.

Возвращаясь домой по каменному мосту, переброшенному через большой овраг, видишь почти уже чёрные силуэты острых крыш, путаницу больших и совсем маленьких домиков, брошенных на разный рельеф, и в просветахих Волгу и идущий по крышам голубой уже силуэт парохода. Горят огнив домах, и на палубе его.

За нашим окошком кроваво-красная бузина – «Бузиновый рай» и холм – Кукушкиной горы, весь в вечернем солнце. На нём весёлые домики в оранжевых бликах. Хорошо…


… Здесь ( в Городце) трудно что-либо вычленить в натуре, та как Городец, обросший легендами художественности, сейчас потерял приметы, где и что было в действительности, чему принадлежал каждый довольно сильно изуродованный дом. Они стали безликими, как бывает плохо узнаваем человек, разбитый параличом. Вот здесь была базарная площадь, здесь стоял собор, тут были магазины, этот дом принадлежал…- здесь всё потеряно. А вот разрозненный «набор» ГОРОДЕЦКОСТИ кое-где остался и из него каждый может сделать свой Град.

Записки художника

Городец был бы красивейшим местом на Волге, если бы не пренебрежение  всем нематериальным – красотой, которая сейчас мстит всем своей неузнаваемостью.

Городец спит, как тяжелобольной, которого всё время кто-то толкает в бок и будит « Эй! Вставай, приехали!»

А мог бы быть интереснейшим, ни с чем не сравнимым городом…

Из произведений искусства современности исчезла сказка ( выдумка, опоэтизация явления: людей). Погоня за правдой жизни убила сказку, а правда жизни и правда искусства – разные вещи.

Красота – это праздник, который всегда в тебе. Это понимали старые люди, создавая красивые вещи даже для лошадей.

Красота возвышает дух. Перед красотой замолкают. Она бесплотна. Она очищает душу человека от жизненных мелочей, приближая его к Богу и космосу. Она дарит незабвенные минуты восторга.

Подо мной надёжный конь – Городецкий и я твёрдо сижу в седле. Мои Городецкие чудаки – мои родственники (они тоже на конях меня сопровождают). Они затопчут каждого, кто меня тронет пальцем.

Хочу создать свою землю и назвать её «Городец» - со своим небом и своими героями, где нет злодеев, всякой прочей швали, а населяют её милые моему сердцу чудаки.

Чудесные неожиданности, которые подарил мне Городец, они, видимо, в его воздухе, в траве у заборов и оврагов, и в воде Волги они питают воображение и подстёгивают мысль.

Я всего лишь хотел бы отдать людям то, что дал мне Городец.

В древнерусской живописи есть царственное спокойствие, что делает её одним  из величайших достижений мирового искусства.

Лучшее из человечества – существа нереальные, созданные воображением художника.

Если бы я был на необитаемом острове - я рисовал бы Городец.